Медиахолдинг «ТЕРРИТОРИЯ СВОБОДЫ» г. Кунгур, ул. Красная, 15, тел. 8(34271) 2-41-65
\
все новости
все истории

Мы в соц. сетях


Теперь коронованный

 

Как я переболел COVID-19


МЕНЯ-ТО МИНУЕТ. С 1 декабря 2019 года, когда по телевизору начали вещать о вспышке новой болезни в Китае, прошло уже немало времени. Жизнь в условиях распространения вируса в России, ограничения, маски – всё это стало уже привычным.

Казалось, что те ОРВИ, которыми переболел весной возможно и были коронавирусом. В людных местах находился часто, руки обрабатывать периодически забывал, маску то носил, то не носил, тянул с прививкой, думал стоит ставить или нет. В целом расслабился и решил, что опасность сия меня миновала уже давно.

И вот тут внезапно 18 июля почувствовал, что в горле першит, тянет на кашель. К вечеру и вовсе поднялась температура. 37,7 – ничего страшного, наверное, опять подхватил что-нибудь несерьёзное. Два-три дня и буду здоров – схема-то проверенная.


ЛЕЧЕНИЕ ДОМА. Однако, с каждым днём было всё хуже. Уже на второй день температура скакнула до 38,8. Парацетамол сбивал её на пару часов и дальше снова она ползла вверх.

Позвонил на скорую. На вызов не едут – сказали вызывать местную «ковид-бригаду» либо идти в стационар. На третий день пошёл к терапевту на приём. Померяли кислород (термин сатурация я услышал позже) – в норме. В лёгких тоже ничего страшного не прослушивается. Прописали стандартный набор лекарств при короне, отправили в процедурный для забора мазка.

Далее пошло лечение на таблетках. Температура сбивалась, часа на 2, потом снова взлетала, теперь уже до 39 с лишним.

Через сутки после забора мазка сообщили о том, что тест положительный. Температура не падала ниже 38. Кашель к этому моменту стал мучить очень сильно и не давал спать. Вызвали скорую. Врачи приехали, осмотрели, послушали. Сказали, что в Кунгуре уже нет мест для госпитализации. Сказали, что при таком раскладе пить антибиотик в таблетках – мало. Необходимы внутримышечные инъекции.

На следующий день мы достали всё необходимое для курса уколов. Начали ставить. Через день стало ещё хуже – появилась одышка. Снова вызвали скорую. На этот раз врачи сказали, что нужно ехать на компьютерную томографию. Учитывая мой немалый вес – меня повезли в Пермь.


В КРАСНОЙ ЗОНЕ. Вечером мне сделали КТ в медсанчасти №1 г. Перми. Показало около 30 процентов поражения лёгких. Температура была 39 с лишним, при этом ноги и руки были холодными. Меня госпитализировали. В этот же день началось интенсивное лечение.

Антибиотик внутривенно, два укола в сутки общеукрепляющих гормональных средств, так же два укола для разжижения крови.

«Густая» кровь при короне – нормальное дело, с которым необходимо бороться. После инъекции для крови я почувствовал, что руки и ноги буквально наливаются теплом. После этого температура спала и пришла к нормальному показателю, при этом мне ещё не ставили жаропонижающих.

Первые два-три дня сатурация была около 97 – это нормальный показатель. После стало хуже. Самым тяжелым был 5 день. На тот момент я уже дышал с кислородным аппаратом (не путайте с ИВЛ – авт.). Сатурация падала до 87 в состоянии покоя, когда я сходил до уборной и придя в палату попал под замер, было и вовсе 78. Медики сказали сократить активность до минимума, лежать на животе или боку.

Суббота была менее тяжелой, в воскресенье сатурация поднялась до 94, кризисный период был позади. На душе стало спокойнее, лечение помогало.


65+, ДИАБЕТ И ХРОНИЧЕСКИЕ. Любые происшествия в жизни – это опыт, печальный или нет, но всё же опыт. На начало августа заболеваемость коронавирусом в Пермском крае была более 450-460 человек в день (официальная статистика), сегодня эта цифра неуклонно стремится к 500.

Загруженность больниц высокая. Когда я вызывал скорую, будучи ещё дома, врачи сказали, что в Кунгуре уже не было мест для госпитализации. В Перми на тот момент ситуация была тоже довольно серьёзная, но места были. Спустя две недели больных на этаже стало больше.

БОльшая часть пациентов нашего отделения была возрастной. Преимущественно старше 65 лет, немало было и тех, кому больше 50 лет. Пациентов моей возрастной группы от 25 до 35 на весь этаж было не больше 10 человек.

Многие госпитализированные имели диабет и хронические заболевания. Первых было больше всего в отделении. Даже в нашей палате из десяти лежавших при мне людей 7 имели этот диагноз и «сидели» на инсулине. Уровень сахара в крови часто был высоким – одна из особенностей протекания заболевания коронавирусом.

Относительно здоровые люди всё-таки проще переносят корону, в основном болеют и лечатся дома. В моём случае «отягчающим» обстоятельством стали лишний вес и бронхиальная астма (диагноз ставили ещё в школе и с 20 лет она меня практически не беспокоила).


ЧИСЛО РАСТЁТ. Врачи часто говорили, что отделение уже заполнено сверх нормы. Один раз прозвучали даже конкретные данные. На нашем этаже было 78 человек больных, при условии, что рассчитано отделение на 60 пациентов.

В каждой палате были дополнительные кровати. Окна практически всё время держали открытыми. В мой период госпитализации жарких дней не было, страшно было подумать, как себя ощущали больные и медперсонал, когда «за бортом» было около +35 градусов по Цельсию.

У всех, кто лежал со мной в палате, в больницах Перми лежали в одно время с ними родственники или знакомые. Судя по всему, практически во всех «лежачих» больницах теперь лечат от короны.

К моменту моей выписки практически все палаты были заняты под завязку. Проходя по коридору, на это обращаешь внимание. Спасаясь от духоты, двери днём никто не закрывал.

Не обходилось и без смертей. Не знаю сколько было их, пока я там лежал, но про три я точно могу сказать. Сосед видел, как вывозили закрытого с головой человека. Также я сам столкнулся с тем, что тело вывозили на каталке к лифту, и один раз услышали от пациентов из соседней палаты.

Это всё производило конечно тяжелое впечатление. Особенно, когда сам себя чувствуешь довольно плохо и лежишь целый день. В общем, мысли в голову лезут всякие.


ПОДВИГ ВРАЧЕЙ. Отдельно хотелось бы сказать о медперсонале. Все от лечащего врача до санитарки в такое время совершают подвиг. В отделении лежат разные пациенты и по тяжести заболевания и по характеру, тем не менее врачи стараются приободрить каждого, к каждому найти подход.

Сутки в скафандре. Укутаны так, что видны только глаза из-под защитных очков, поначалу они все похожи, но уже через несколько дней начинаешь узнавать ту или иную медсестру по голосу, силуэту или глазам.

Сложно представить, как тяжко в таком обмундировании быть на ногах практически всю смену. А одних только уколов за 24 часа надо поставить больше сотни, помимо этого капельницы, проверка кислородных аппаратов, перевязки и прочие процедуры – всё это в костюме.

Особенно тяжко было, когда стояла жара, признавались некоторые медики. Одежду после смены приходилось выжимать от пота. Дышать было очень тяжело.

Особенно и то, что в основном медперсонал состоит из молодёжи. Возможно таковы критерии работы в зоне короны. Тем не менее работу свою врачи выполняют ответственно.

Иной раз казалось, что вовсе эти люди работают на батарейках. Даже сквозь сон слышно, как каждые полчаса медсестра проверяет тяжелобольного из нашей палаты, как проходят, шурша «скафандром» по коридору.

В таком режиме запросто можно сорваться и нагрубить, но таких случаев в моём поле зрения не было ни разу.


О ПРИВИВКАХ. В ковид-отделении нет ни ковид-диссидентов, ни антипрививочников – это точно. Видимо лежат они все где-то в отдельной больнице или в параллельной вселенной пережидают рост заболеваемости, точно сказать не могу.

Мнения тех, кто лежал со мной в палате сводились к двум вариантам: «Зря не поставил» или «Хорошо, что поставил». Правда привитый лежал всего один. Судя по удивлению врача, таких «гостей» в больнице минимум.

У больного, с его слов, был большой стаж диабета (48 лет). Приехал он в один день со мной, тоже с высокой температурой, которая поднималась под вечер и в последующие дни. Сильный кашель и слабость, как у многих.

Что интересно, несмотря на то что приехал он в довольно тяжелом состоянии, восстановился довольно быстро и через полторы недели отправился на амбулаторное лечение.

Я же пролежал после его выписки ещё почти неделю. Конечно один пример ничего не решает, но для меня он стал однозначно показательным в пользу вакцинации.

ВЫВОДЫ. Из больницы я вышел на четвёртой неделе своей болезни. После ещё провел неделю на больничном амбулаторно. В целом, как сказал лечащий врач, мои лёгкие до самого кризисного периода продолжали терпеть ущерб – восстановительный процесс займет несколько месяцев. А пока краткое подведение итогов и выводы:

  1. Прививку лучше всего поставить, если нет противопоказаний. Опасна прививка лишь тем, что в очереди на неё можно подхватить вирус.
  2. Лишний вес, слабый иммунитет, хронические заболевания и особенно сахарный диабет - факторы риска, при которых заболевание протекает сложнее.
  3. Меры предосторожности: маски, перчатки, дистанция, гигиенические процедуры, после посещения общественных мест и сокращение лишних контактов с людьми сокращают риск заболевания.
  4. Если вы заболели, то лучше сразу обратиться к врачу. Чем раньше начнёте лечение – тем лучше.
  5. Лечение от коронавируса – дело затратное, но лучше не экономить на таблетках. Особенно в период восстановления. У меня на лекарственные препараты ушло более 11 тысяч рублей.
  6. После болезни организм испытывает на себе множество негативных последствий. Лучше всего обратиться к медицинским специалистам, если есть жалобы на самочувствие.

Леонид МАНОХИН

 

Если вы нашли ошибку на сайте:
1. выделите текст с ошибкой 2. нажмите Ctrl + Enter 3. напишите комментарий