Медиахолдинг «ТЕРРИТОРИЯ СВОБОДЫ» г. Кунгур, ул. Красная, 15, тел. 8(34271) 2-41-65
\
все новости
все истории

Мы в соц. сетях


Кунгурские имена Российской Империи: Любовь к родному городу и народу

 Купец-чаеторговец А. С. Губкин дорог кунгурякам не только за свою успешную коммерцию

ЗОЛОТОЙ ВЕК. Благотворительность – особое общественное явление с многовековыми традициями присуща многим народам, в первую очередь как практика частной благотворительности, проявлявшаяся в виде индивидуальной помощи и поддержки. Подлинного расцвета частная благотворительность достигла во второй половине XIX - начале XX в. Неслучайно этот период, исследователи называют «золотым веком» российской благотворительности.

В рамках благотворительной деятельности организовывались лазареты, больницы, богадельни, приюты, где тяжелобольных, инвалидов, сирот и бездомных обслуживали сестры и братья милосердия из числа мирян-доброхотов или послушники монастырей. Повсеместно открывались общественные столовые, чайные, в которых нуждающиеся могли получить питание по сниженным ценам,  либо бесплатно. Создавались также производственные мастерские и разноплановые школы, в которых бесплатно не только обучали грамоте и навыкам, но и помогали найти работу.

 КУНГУР -  НЕ ИСКЛЮЧЕНИЕ. Деятельность благотворительных учреждений по всей стране, в основном, ограничивалась предоставлением крова и пищи людям, оказавшимся на грани выживания. Заботу о сиротах и покинутых детях в деревне продолжала нести община. До конца XIX в. в русской деревне существовал обычай коллективной заботы о сиротах: они жили по очереди в крестьянских семьях, переходя из одной избы в другую. Уже в XIX веке забота о беднейших слоях населения, детях, стариках сделала существенный крен в сторону цивилизованного патернализма.  Вместе с тем недостаточность государственного финансирования компенсировалась пожертвованиями частных лиц и массовыми сборами. Нередко здания, построенные на эти средства, становились городскими достопримечательностями, архитектурными достижениями. Не был исключением и город Кунгур.

 В январе 1868 года семью известного кунгурского купца Алексея Семеновича ГУБКИНА постигло горе - от скарлатины скончалась младшая, горячо любимая дочь Елизавета. Пребывая в горестном унынии, в доме Губкиных, царила трагическая тишина, изредка прерывающаяся визитами граждан купеческого и мещанского сословия, выражающих искреннее сочувствие и сострадание.

«Милостивый государь, Алексей Семенович! Известясь о кончине вашей дочери и о сетовании, которому вы себя предали, весьма сожалею. Я рад бы подать вам утешение, но не знаю, примите ли вы оное, будучи обременены горестию. Итак, почитаю за нужное только напомнить вам, что нет ни единой скорби, которой бы не смягчало и не измалило время. Я и многие другие были свидетелями равнодушия вашего в счастии, которое доставила вам великую похвалу; докажите же теперь, что вы и злополучие великодушно сносить умеете, дабы товарищи ваши и другие не подумали, что между прочими добродетелями не достает в вас сей одной. Я же с своей стороны, услыша о успокоении вашего духа, не примину уведомить вас обо всем  до вас принадлежащим, и постараюсь удовлетворить желанию вашему, советуя между тем подумать прилежно, выгоднее ли для вас будет жить в унынии, которое сопровождается нередко большим гораздо беспокойством, нежели долг и подвергать зависимости многих начальств, вместо одного, где способности и ревностные труды награждаются с признанием не только почестями, но и личным уважением, каковое сохраняя я к вам, пребуду всегда вашим усердным и верным слугой».

ПРИЮТ В МОНАСТЫРЕ. Проявлением высшей доброты и человеколюбия, охарактеризовали бы современники,  решение Алексея Семеновича и Татьяны Ивановны основать приют для девочек-сирот. Дело, продиктованное не человеческой моралью или мирскими понятиями о добре и зле, а в  высшей степени,  христианской добродетелью. Его открытие состоялось 4 января 1870 года в специально выстроенном двухэтажном корпусе на территории Иоанно-Предтеченского женского монастыря. Первыми воспитанницами стали  40 девочек мещанского сословия и 4 девочки духовного звания. В  честь умершей дочери Лизы приют назвали – «Елисаветинский дом призрения бедных детей в Кунгуре», и находился он под покровительством императрицы Марии Фёдоровны. Сюда принимались дети от 2 до 12 лет из бедных сословий. Их обучали по курсу приходского училища и церковному пению. Преподавались работы по ведению домашнего хозяйства, вязание чулок, ручное и машинное шитьё, кройка, вышивание бумагой, шерстью, бисером, шёлком, плетение кружев. На содержание приюта в Кунгурский общественный банк было внесено 30 000 рублей.

КОПЕЙКА С КАЖДОГО РУБЛЯ. «Чайное дело, начатое с 10 000 рублей, доставшихся Алексею Семёновичу , после раздела с братьями, было развито им до таких громадных размеров, что имя Губкина , как предприимчиваго, торговаго деятеля , стало известно всему коммерческому миру нашего Отечества. Но для нас дороги, конечно, не коммерческие способности Алексея Семёновича, а та сторона его деятельности, в которой проявлялась его любовь к родному городу и народу и до известной степени сознание, что богатство есть прежде всего обязанность к улучшению условий существования других.    В одной из посвященных памяти Алексея Семеновича статей («Погребение действительного статского советника Алексея Семеновича Губкина в Кунгуре 11 декабря 1883 года» автор, священник М. Холмогоров), передается со слов близко знавших его лиц, «что начав, по разделу с братом Яковом,  самостоятельное дело, Алексей Семенович дал обет – «по копейке с каждого приобретенного рубля отдавать Богу или бедным».

Со временем стало понятно, что число желающих поступить в приют было значительно больше предназначенных вначале стипендий.  Алексей Семенович принимает решение построить особое здание для приюта.

ОТДЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ. «Милостивый государь, Алексей Семенович! Третьего дня получил Ваше письмо, в котором Вы со свойственным Вам изяществом в стиле изволили описать новые, доселе неизведанные перспективы нашего с Вами сотрудничества….

….Полученным от Вашего степенства  письма  к великой моей радости я уверился, что объявленное мне словесно предприятие подлинно в действо произвести намерились к приращению наук, следовательно, к истинной пользе и славе Отечества. При сем случае довольно я ведаю, сколь много природное Ваше несравненное дарование служить может и многих книг чтение способствовать. Однако и тех совет вашему степенству небесполезен будет, которые сверх того заведение не токмо видали, но и в них несколько лет обучались, так что их учреждения, узаконения, обряды и обыкновения в уме их ясно и живо, как на картине, представляются. Того ради, ежели богоугодное заведение  учредить намереваетесь, что весьма справедливо, то желал бы я видеть план, вами сочиненный. Но ежели ради краткости времени или ради других каких причин того не удостоюсь, то, уповая на отеческую ко мне милость и великодушие, принимаю смелость предложить мое мнение о учреждении  Елисаветинского дома призрения бедных детей  в Кунгуре».

ЦЕЛЫЙ КВАРТАЛ. В марте 1874 года Алексей Семенович  обратился к Городской Думе с предложением строительства нового отдельного здания и просьбой отвести под него целый квартал. По проекту архитектора Романа Романовича фон Генрихсена, главный трёхэтажный корпус в стиле историзм был спроектирован таким образом, чтобы в случае необходимости его можно было слева и справа расширить дополнительными двухэтажными строениями. Кроме учебных классов в основном здании располагались библиотека и больница.    Из хозяйственных построек планировалось возведение каменных одноэтажных зданий для бани и учебной прачечной, а также для ледника, сараи и конюшня. На земельном участке,  отведённом под учебное заведение,   должны были построить деревянный домик для дворника и сторожей. Остальная территория делилась на три зоны – место для прогулок и подвижных игр, площадка для гимнастических упражнений, место для складирования дров. Позднее позади всех построек был разбит сад и отведено место под  огород.

ДАЙ БОГ ВЕКУ. 9 мая 1876 года состоялась закладка первого камня под новое здание «Елисаветинского дома призрения бедных детей в Кунгуре», а спустя два года 29 октября 1878 года состоялась церемония торжественного освящения нового здания. Проходила она по установленным, в то время, правилам: молебен, торжественные речи, обед, сопровождаемый двумя хорами певчих. Столпы кунгурского общества – И.Т. Ковалёв, В.Е. Фоминский и Д.Е. Семовских – преподнесли виновнику торжества памятный адрес. Корреспондент  газеты «Пермские губернские ведомости», написавший об этом событии, написал об услышанном в толпе мещан, разговоре: «Теперь, брат, нам и железной дороги не надо, что ж, что она мимо прошла, город не обеднеет, пока Губкин жив, только дай Бог ему веку».

Постройка учебного заведения обошлась Алексею Семеновичу в 360 000 рублей, а на содержание купец-благотворитель внёс капитал 230 000 рублей (в целом, более 1 млрд руб. на современные деньги).

СОГЛАСНО УСТАВУ: «Все поступающие в заведение дети имеют в нем постоянное место жительства, пользуются столом сытым и здоровым, одеждою, приспособленною к времени года, необходимыми учебными пособиями и вообще получают полное содержание в пределах средств Попечительного комитета».

Пятилетний курс обучения предусматривал общеобразовательные предметы (арифметика, русский язык, география, история), а также «события из всеобщей истории, сведения из естественных наук в применении к хозяйству и гигиене, чистописание, рисование, пение и необходимые в домашнем быту рукоделия и мастерства».

ИЗ КУНГУРА И ГУБЕРНИИ. Принимались  в учебное заведение бесплатно, на полный пансион, девочки от 7 до 11 лет беднейших семей Кунгура и других уездов Пермской губернии.

 В 1885 году приют получил новое название «Елисаветинская рукодельная школа», а спустя два года, на средства Почётного попечителя, внука Губкина А.С. - Александра Григорьевича КУЗНЕЦОВА был пристроен каменный корпус.  В 1893 году Александр Григорьевич построил дачу в Сосновом бору, (где воспитанницы могли отдыхать в летнее время), затратив на строительство и оснащение 40 000 рублей.  ПО ОКОНЧАНИИ УЧЁБЫ. Трепетно относились к воспитанникам школы и по окончании учебного заведения. Попечительский Комитет школы осуществлял строгий  контроль, за каждой выпускницей. Воспитанницы, разделённые по качеству полученных знаний, были разделены на три категории. Первая -  «воспитанницы, прошедшие первые  2 класса и не подающая надежды к дальнейшим успехам в науках, занимаются исключительно рукоделием и по достижении 16 –летнего возраста, получают из заведения свидетельства с обозначением как тех рукоделий, которым она обучалась, так и оказанных в них успехах». Чаще всего  возвращались к родителям или родственникам, в случае отсутствия родителей.  Вторая категория – это выпускницы закончившие курс на «отлично» и отличающиеся хорошим поведением. Они  получали звание «учёной мастерицы» и в случае исполнения, в течение полугода обязанностей помощницы учителя при начальном училище, приобретали звание «начальных народных учительниц». А это получение профессии и возможность трудоустроиться в любое образовательное заведение начального уровня.  Воспитанницы-сироты или принадлежащие к беднейшим Кунгурским семействам  могли оставаться в заведении до 18 лет и помогать в осуществлении учебного процесса и обеспечению функционирования рукодельной школы. 

Попечительский Комитет школы способствовал поступлению выпускниц «в надёжные дома в услужение». Каждая, из окончивших курс школы воспитанниц, «по выходе замуж или по избранию определенного образа жизни, получает ¼ заработанных ею за частные заказы денег и, кроме того из средств школы – на предметы, необходимые для домашней обстановки или ремесла, в размере указанном  Почетным попечителем». По оценкам исследователей, сумма, получаемая выпускниками «Елисаветинской рукодельной школы», к концу XIX века  составляла от 115 до 125 рублей.

 НОВАЯ СТРАНИЦА. После Октябрьской революции, в 1919 году, школу закрыли и размещали в здании разные организации. Рекреационный  зал школы местные власти использовали как место проведения приёмов важных гостей. Так, в разгар Гражданской войны  в рекреационном зале главного здания устраивали банкеты в честь высокопоставленных особ (например, в декабре 1918 года в честь генерал-майора Р. Гайды – возглавляющего Чехословацкий корпус).

С 1926 года началась новая страница в истории учебного заведения - подготовка педагогических кадров в период ликвидации всеобщей безграмотности. Эта задача, стала важнейшим общегосударственным делом. Около века педагогическим техникумом, а затем училищем, выпущено более 11 тысяч учителей начальной школы и воспитателей детских садов, многие из которых в будущем стали докторами и кандидатами наук или были удостоены почётного звания «Заслуженный учитель школы РСФСР».

История :

1878–1885 – «Елисаветинский дом призрения бедных детей в Кунгуре»

1885–1918 - «Елисаветинская рукодельная школа»

1919-1920 – в здании разместился детский дом.

1920-1921 – открыт народный дом (клуб кожевников).

1922-1926 – Кунгурские высшие художественно-промышленные мастерские.

1926-1937 – Кунгурский педагогический техникум

1937–2009 – Кунгурское педагогическое училище (с 2002 года ГБОУ СПО)

2009-2014 – «Кунгурский колледж промышленных технологий, управления  и дизайна»

2014 по н.вр – ГБПУ « Центр образования №1»

 В годы Великой Отечественной войны (с 5 июля 1941 по 18 ноября 1943 г.) в здании педучилища  размещался эвакогоспиталь № 1718, а с 25 ноября 1943 г. по 1 декабря 1945 г. — эвакогоспиталь № 5935. Несмотря на непростое военное время,  учебный процесс подготовки учителей начального звена, не прекращался ни на одну минуту. В эти годы, в педучилище обучилось  232 специалиста, которые были направлены в образовательные организации страны.

Амир МАХМУДОВ

 

Если вы нашли ошибку на сайте:
1. выделите текст с ошибкой 2. нажмите Ctrl + Enter 3. напишите комментарий